Леонид Аринштейн: созидание длиною в жизнь

09 октября 2019
В Петербурге на 94-м году ушёл из жизни удивительный человек – Леонид Матвеевич Аринштейн.

Историк, филолог, писатель, автор интереснейших трудов и статей о жизни Пушкина, Лермонтова, Грибоедова... Его книга «Пушкин. Непричёсанная история» выдержала пять изданий. При его непосредственном участии в Англии на английском языке издано полное собрание сочинений русского гения. Но жизнь самого Леонида Матвеевича оказалась не менее яркой и насыщенной событиями, чем судьбы его великих героев. Он не прятался в архивах пыльных книгохранилищ и канцелярских кабинетов, избегая трудностей и превратностей судьбы, а шёл, испытывал, пробовал на вкус соль и пыль, нюхал порох. О таких, как он, говорят: человек блестящего ума и непоколебимого мужества, сильный духом. Он не боялся правды и не прятался. И всё испытал сполна. Родился в 1925 году в Ростове-на-Дону. Мама из семьи преуспевающих купцов, папа шведско-немецких корней. Братья бабушки служили в Белой Армии Деникина. Одного из них Советы при взятии города расстреляли. Казалось бы, в 1930-е годы колеса красного террора не миновать, но репрессии семью всё-таки обошли стороной. Отец, врач-физиотерапевт, предчувствуя время арестов, уехал по приглашению в далёкий Ашхабад, где возглавил республиканский Институт физиатрии и отделения физиотерапии в ведомственных поликлиниках. Дальняя окраина молодой республики остро нуждалась в специалистах. Работа предоставляла относительную неприкосновенность. В 1939 году Аринштейны вернулись в родной Ростов, но началась война, и семья эвакуировалась обратно в столицу Туркменистана. Леонида Матвеевича призвали в армию в 1943 году: на войну пошёл, так и не окончив десятый класс. 20 января досрочно вручили аттестат, а уже через неделю направили сначала в Орловское пехотное училище, а потом в Харьковское военно-медицинское училище. Оба дислоцировались в эвакуации там же, в Ашхабаде. Леониду тогда было всего 17 лет. А через год в звании младшего лейтенанта он отправился на 2-й Белорусский фронт командиром отдельного взвода стрелкового батальона 1095-го стрелкового полка 324-й дивизии. Шёл 1944 год. Удивительно восприятие молодым бойцом этой страшной действительности. Ужас рвущихся снарядов, рукопашных схваток, снайперского напряжения и противостояния, кто кого, для него как приключение, в котором сошлись азарт, пыл, желание победить неприятеля. Он будто чувствовал, что выйдет победителем и останется жить. Он не помнит лозунгов «За Родину! За Сталина!», не помнит криков «Ура!». «Идти в атаку – это серьёзное, молчаливое дело. Если будешь кричать, невозможно сосредоточиться, бежать, видеть». Восточную Пруссию освобождал с карабином Мосина – модернизированной винтовкой образца 1891 года. Автомат не любил – то заклинивало, то невозможно было рассчитать, сколько патронов в магазине осталось. Об этом он рассказывал в своих интервью и написал в мемуарах «Война не даёт о себе забыть», изданных четыре года назад Национальным фондом поддержки правообладателей. Эта книга – документальное произведение о том, о чём принято писать с надрывом, болью, гневом, со слезами на глазах. Возможно, этот последний год войны был наполнен уже совершенно другими настроениями – верой и надеждой. Оттого и несёт книга в себе светлую тональность повествования. Так, постепенно, со времён войны его слово набирало вес, тексты обретали форму, аргументы – силу. Когда в западных изданиях появились свидетельства о том, что наши солдаты якобы растащили Янтарную комнату, вступил в полемику. Он был одним из первых, кто оказался в Королевском замке сразу после штурма Кёнигсберга. «В моём подчинении были белорусские крестьяне. Самый образованный имел два класса образования. Другие ни читать, ни писать не могли. Они до этой комнаты просто не доросли… В лучшем случае мы могли найти бутылку немецкого шнапса, припрятать её до вечера, чтобы выпить в свободное время. Мы жили одним днём», – вспоминал ветеран. В мирное время Леонид Матвеевич поступил на филологический факультет Ленинградского университета и перо, как говорится, уже из рук не выпускал, жадно продолжая постигать жизнь. С 1988 года, работая в Российском фонде культуры, способствовал возвращению на родину культурных ценностей – документов, архивов. Ныне они хранятся в Государственном архиве Российской Федерации, Российской государственной библиотеке. И параллельно популяризировал имена российских гениев за рубежом. Свою последнюю книгу – полностью переработанное издание первой части «Непричёсанной биографии Пушкина», где переосмыслены события из жизни поэта, закончил за десять дней до смерти – 25 сентября. В ней новый взгляд на годы, проведённые Пушкиным в Лицее, высылку из Петербурга, путешествие на Кавказ и в Крым, жизнь в Кишинёве и Одессе. Из-за ослабшего зрения учёный утратил возможность читать и писать самостоятельно, но работы не прекратил, продолжая диктовать и вносить в фундаментальный труд правку. Феноменально, но в 93 года он помнил и знал весь материал, оперировал датами, именами, воспроизводя малейшие детали биографии своего героя. И до последних дней трудился в Государственном архиве России, оставив работу в связи с тяжёлой болезнью только в середине сентября. Его трудовой стаж насчитывает 66 лет. Это две трети столетия кропотливого созидания! Не к такой ли жизни – яркой, нужной, полезной, приносящей радость другим, должно стремиться человеку? До конца года новая книга «Непричёсанная биография Пушкина» выйдет в издательстве «Грифон». Теперь её уже будут читать подрастающие правнуки Дина и Ян. И кто знает, может быть, пройдёт время, и мы увидим новый роман, героем которого уже станет сам Леонид Аринштейн – бесстрашный исследователь с пылким сердцем, блестящим умом и жаждой жизни.

Фото: Александр Яковлев